Кто самый великий боксер мира?
 

Последние комментарии

Джо Луис

Джо Луис

(1914-1981)
Чемпион мира по боксу в тяжелом весе; один из самых великих боксеров в истории профессионального бокса
МЕРНЫЙ БОМБАРДИРОВЩИК»


В тот день Джо впервые в жизни обманул мать и, вместо того, чтобы идти в музыкальную школу, отправился в боксерский клуб, прихватив с собой скопленные ею деньги. Его поступок очень многим показался странным. Джо не был уличным задирой, это был спокойный, благовоспитанный мальчик, но какая-то неведомая сила неудержимо влекла его туда, где на площадке, огороженной канатами, обливаясь потом, а зачастую и кровью, мерились силами и волей молодые здоровые ребята.
Отбор в секцию был очень строгим и, чтобы сразу же отсеять случайных людей, против новичков выставляли уже понюхавших пороха ребят, и те безжалостно избивали их. Ну а с теми, кто после заданной им жестокой порки снова появлялся в зале, начинали работать уже по-серьезному. Не стал исключением и Джо, против которого вышел сам прошедший подобное испытание, весьма самоуверенный парень. Вспоминая свое первое появление в зале, он с каким-то поразившим всех ожесточением набросился на новичка и осыпал его градом ударов.
А потом случилось то, чего никто не ожидал: Джо остался на ногах, а его противник, получивший молниеносный удар, лежал без сознания на затоптанном брезенте ринга. Изумленный тренер вылил на поверженного бойца ведро воды и, бросив внимательный взгляд на добродушно улыбавшегося Джо, сказал: «Будем работать!» И Джо, к огромному неудовольствию матери, принялся постигать азы боксерского мастерства.
Будущий чемпион мира родился 13 мая 1914 года в многодетной негритянской семье в маленьком городке штата Алабама, известного своими расистскими настроениями. Его родители работали на хлопковой плантации, получая за свой рабский труд гроши и влача самое жалкое существование. Мать Джо, красивая и добрая женщина, по каким-то известным лишь ей одной причинам выделяла его среди всех своих детей и очень хотела, чтобы мальчик научился играть на скрипке. Скопив немного денег, она в один прекрасный день вручила их Джо.
«На них,— с некоторой торжественностью произнесла она,— ты сможешь брать уроки у настоящих учителей музыки!» Джо деньги взял, но ни к каким скрипачам не пошел, а отправился в тот самый боксерский зал, с которого и начался наш рассказ. Работавшие с ним тренеры быстро поняли, какой великолепный материал попал в их руки, поскольку уже тогда Джо отличался от своих сверстников не только блестящими физическими данными, но и огромной работоспособностью. Да, он умел бить сильно и точно, но при этом был так пластичен, двигался с таким изяществом, словно не состязался в жестоком бою, а играл на скрипке полюбившуюся ему мелодию.
Вскоре его семья переехала в Детройт, где он вместе с отцом стал работать на автомобильном заводе Форда. Но бокс не бросил, и за считанные недели его имя стало известно каждому любителю этого сурового спорта в столице автомобильной индустрии Америки. В конце концов на него обратил внимание сам Джек Блекберн, хороший боксер в прошлом и достаточно известный тренер в то время, о котором идет рассказ. Своими мягкими движениями и бесстрашием Джо произвел не него неизгладимое впечатление, и он пригласил его к себе. А вскоре к их союзу присоединился и зазывала на боксерские поединки Майкл Джекобе, предложивший свои услуги в качестве менеджера.
Надо отдать должное этим ребятам. Прекрасно понимая, с кем они имеют дело, они не спешили бросать Джо в пекло рей-тинговых боев, а кропотливо работали с ним. Да и сам Джо, как будто созданный для бокса, не торопил события и терпеливо ожидал своего часа. Наконец этот час настал, и в 1936 году Джо получил лицензию профессионального боксера. Ну а затем началось то, к чему он стремился и чего от него ожидали работавшие с ним Блекберн и Джекобе.
Он стремительно стал продвигаться наверх, разбивая в пух и прах всех осмелившихся встать у него на пути соперников. Он дрался так мощно, что уже в первых тридцати семи боях всего только четверым его противникам удалось уйти с ринга на своих ногах. Но Блекберн, оставаясь верным себе, не форсировал события, постепенно наращивая силу соперников своего гениального воспитанника и давая ему возможность набирать в этих далеко не прогулочных боях бесценный опыт. И вот наконец настал день самого серьезного испытания в столь блестяще складывавшейся карьере Джо: он вышел против экс-чемпиона мира Примо Карнера. К всеобщему разочарованию, ожидаемой битвы не произошло — трижды послав итальянца в нокдаун, Джо без особого труда нокаутировал его уже в шестом раунде. Ну а затем настал черед и других известных, сильных бойцов. Макс Бэр, Кинг Левински, Чарли Ретцалер и отличавшийся невероятным упорством Паулино Учкудук — все они были повержены набиравшим все большую силу Джо. И уже тогда всем стало понятно, что на ринге появился невиданный дотоле боксер, обладавший не только элегантной техникой и мягкими движениями, но и страшными по своей силе ударами, о чем недвусмысленно говорило и мгновенно прилепившееся к нему прозвище — «Черный бомбардировщик».
Имя Джо Луиса гремело по всей Америке, на его бои собирались толпы людей, предвкушавших незабываемое зрелище, и Джо, надо отдать ему должное, никогда не обманывал ожиданий зрителей. Каждый проведенный им на ринге раунд становился маленьким шедевром, ну а все вместе они складывались в большое, красочное полотно, в котором каждый видел то, что и хотел увидеть.
Однако на победном пути Джо подстерегали опасности. Почувствовав себя непобедимым, он стал несколько менее требовательным к себе. Но спорт, и особенно спорт высших достижений никогда не прощает подобного, не простил он его и своему баловню Джо. Это произошло в Нью-Йорке 19 июня 1936 года. Сорок тысяч зрителей собрались на бой Джо с Максом Шмеллингом. Своего любимца они встретили овацией. Джо был настроен в тот день благодушно и даже, можно сказать, игриво. Стараясь потешить зрителей, собравшихся, чтобы посмотреть на него, он порхал по рингу, играючи уходя от тяжелейших ударов Макса Шмеллинга, старавшегося с истинно немецкой педантичностью загнать его в угол. Но когда Джо посчитал Увертюру законченной и решил по-настоящему взяться за дело, у него ничего не получилось. К своему сначала удивлению, а потом и Досаде, Джо убедился, что никак не может попасть в Шмеллинга.
Окончательно расстроившись, он нанес немцу удар после гонга, и тут же получил предупреждение от судьи. А затем случилось то, во что еще долго отказывались верить не видевшие того боя зрители: Макс Шмеллинг не только задал их любимцу жестокую трепку, но и умудрился трижды послать дотоле ни разу не падавшего на пол Джо в нокдаун. К десятому раунду положение основательно потускневшего и избитого Джо еще более осложнилось, и он дрался по сути дела с одним глазом, поскольку другой был закрыт огромным кровоподтеком, из его носа и губ обильно сочилась кровь, которую Блекберн, как ни старался, не смог остановить в перерывах между раундами. Развязка наступила в двенадцатом раунде, когда становившийся все более уверенным в себе Шмеллинг нанес мощнейший удар — и Джо в первый раз вынесли с ринга.
Да, урок был жестокий, и не случайно в тот вечер Джо уходил из раздевалки в темных очках и низко надвинутой на глаза шляпе, впервые в жизни прячась от тех самых поклонников, которым совсем еще недавно с гордостью демонстрировал свое красивое лицо, на котором не было ни следа от ударов. И хотя его встреча с Шмеллингом, помимо чисто спортивного интереса, не имела никакого значения, пришедший в Германии к власти Гитлер сделал из победы своего действительно прекрасного боксера целое событие и не только устроил ему пышную встречу, но и приказал изваять его статую. Впрочем, Макс оказался не только прекрасным боксером, но и очень порядочным и добрым человеком. И когда Джо Луис потерял все свои миллионы и впал в нищету, он частенько посылал ему денежные переводы, стараясь поддержать упавшую духом бывшую звезду.
Поражение от Шмеллинга подействовало на Джо словно ушат ледяной воды, и когда через год он встретился в бою за звание чемпиона мира с Джеймсом Брэддоком, публика увидела настоящего кудесника ринга. Хотя и этот бой начался не совсем удачно для Джо. В первом раунде он споткнулся и, пропустив сильный удар, оказался в нокдауне. В перерыве он пришел в себя и до такой степени извел противника своими разящими атаками, что уже в восьмом раунде секундант Джеймса выкинул на канаты полотенце. Но до полной эйфории было далеко, в сердце Джо занозой сидело поражение от Шмеллинга, и он просил устроить ему на любых условиях новую встречу с этим боксером.
Однако нацисты то и дело срывали переговоры, понимая, что у немецкого боксера нет ни единого шанса победить Джо Луиса в новом матче. Бой, наверное, так бы и не состоялся, если бы в дело не вмешался сам Шмеллинг. Он дал согласие на новую встречу на том же самом нью-йоркском стадионе, где одержал свою самую блестящую победу в жизни. Но боя как такового не было, поскольку бою серы провели на ринге всего две минуты четыре секунды, в течение которых Шмеллинг дважды побывал в нокдаунах, а затем получил страшный по силе удар и был вынесен с ринга.
Почти двенадцать лет Джо Луис владел титулом сильнейшего боксера мира, и его успехи были бы еще более впечатляющими, если бы не началась Вторая мировая война. На фронт Луиса не взяли и все военные годы он разъезжал по госпиталям в составе концертной бригады, поднимая дух выздоравливающих американских солдат. Как ни удивительно, но именно благодаря ему американская контрразведка раз за разом задерживала немецких диверсантов и разведчиков в Нормандии, где после открытия Второго фронта их было особенно много. Если подозреваемый не мог ответить, «кого в Америке называют «черным бомбардировщиком», все сразу же становилось ясно!
Но вот кончилась война, и какова же была радость любителей бокса, когда постаревший, но все еще великий Джо Луис снова вышел на ринг и, вопреки прогнозам, продолжил свое победоносное шествие. Тогда же он послал вызов и нашему Николаю Королеву, находившемуся в самом расцвете своего таланта. Но встретившийся с Королевым Берия посоветовал великому советскому боксеру оставить эту затею. Оно и понятно, ведь в случае поражения Королева, им занялся бы сам Сталин, и даже такому могущественному человеку, каким был Берия, рисковать не хотелось. Ну а Джо Луис продолжал встречи со своими соотечественниками. Годы, однако, брали свое, и в 1948 году он объявил о своем решении повесить перчатки на гвоздь, но уже в следующем году, поддавшись на уговоры дельцов от бокса, стремившихся к сверхприбылям, снова вышел на ринг.
Конечно, это был уже не тот Джо Луис, каким его помнили любители и знатоки бокса, видевшие его в пору расцвета. Но какое же потрясающее сопротивление он оказал рвавшемуся на боксерский трон Эззарду Чарльзу, который был намного моложе его! Тому пришлось приложить титанические усилия, чтобы одолеть прославленного чемпиона. Ну а затем последовал знаменитый бой Джо Луиса с не менее великим Рокки Марчиано, находившимся во всем блеске своего высочайшего мастерства.
Это был страшный бой. Рокки со свойственным ему упорством стремился вывести бывшего чемпиона из строя. Конечно, он прекрасно понимал, что Джо уже не тот, но не собирался его щадить, ведь на кону стояли большие деньги. И у Луиса, хорошо знавшего нравы профессионального бокса, не было никаких претензий к основательно избившему его Марчиано, ибо таковы были законы их жестокой игры. Но выступать после этого он уже больше не стал. Он был довольно обеспеченным человеком, на его банковском счету лежало около пяти миллионов долларов. Но уже очень скоро от них не осталось ничего. Расчетливый и осторожный на ринге, Джо Луис оказался на редкость непрактичным бизнесменом и то и Дело влезал во всевозможные авантюры. Открыв два магазина, он вдруг ни с того ни с сего занялся профессиональной борьбой но уже очень скоро, истратив огромные суммы на свое увлечение и получив несколько неприятных травм, оставил борцовский ковер и с головой окунулся в игорный бизнес, быстро поглотивший остатки его огромного по тем временам состояния. Он опустился работал в барах гардеробщиком, голодал и умер в 1981 году в самой настоящей нищете.
Но это уже не так интересно. Куда интереснее то, что по результатам опроса журналистов он занял первое место в списке ста лучших спортсменов двадцатого века. А ведь этот опрос проводился не в годы его славы, а в 1975 году, когда всему миру был уже известен такой великий боксер, как Кассиус Клей. Впрочем, чему удивляться: многие специалисты и по сей день продолжают восхищаться его великим искусством и считают его боксером номер один всех времен и народов.

 

Комментарии  

 
+1 #2 Александр 13.10.2013 09:22
Как бы ни искусны были тренера, мудры промоутеры, умны и проворотливы менеджеры талант боксера главное и неоспоримое качество, подобно новогодней елке, куда навешиваются все составляющие для формирования великого боксера
Цитировать
 
 
0 #1 MikeTyson 30.04.2013 22:27
Интересная биография :-)
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить